Take a fresh look at your lifestyle.

«Не захотела жить без своего Юры». Любовь бездомных

0 2

Они называли друг друга мужем и женой

Елена Кучеренко

17 декабря, 2022

17 декабря, 2022.

Елена Кучеренко

Они называли друг друга мужем и женой


                        «Не захотела жить без своего Юры». Любовь бездомных

— Все это время Маша надеялась и ждала своего Юру. Мы ей не говорили, что его больше нет, скрывали, — рассказывали мне околохрамовые попрошайки. — А потом кто-то проболтался. И она умерла на следующий день. Ушла следом за ним.

Маша и Юра — это бездомные, которые много лет сидели на паперти около нашего храма. Они называли себя мужем и женой, но как там было на самом деле, никто не знает.

«Ленка! Это твоей мелкой!»

Я хорошо помню тот день, когда Юра впервые появился у нас в «Николином уголке». Это было несколько лет назад.

Выглядел он для бездомного еще более-менее прилично, он вообще красавец, но от него заметно разило перегаром. Однако обратила я на него внимание по другой причине. Юра выбирал не мужские, а женские вещи. И всякие дамские аксессуары — сумочку, перчатки. И, смущаясь, даже взял кружевное белье:

— Это жене, Маше…

Так время от времени он и приходил за женской одежкой. И мы подружились. А потом я познакомилась и с Машей. Они уже прочно обосновались на нашей паперти…

— Ленка, это твоей мелкой! — стоит в ушах Машин голос…

И она протягивает мне какое-то печенье или кулек с конфетами…

— Ленка, мелкую где забыла? Дома? Ну вот ей шоколадка. Только сама не сожри! Это ей!

Так бездомная Маша подкармливала моих детей…

— Ленка! А мой-то, дурак, всю подачу на мороженое потратил! Прикинь…

«Дурак» — это Юра, который в тот день на все деньги купил мороженое, пачек семь. После выпивки это была самая большая его страсть…

— Лен, смотри, что мой дурак тебе на машине написал, — смеется Маша. — Заигрывает…

На моей грязной машине Юра старательно вывел: «пАмой меня».

— Ленка! Нас Валька кроет последними словами! Прогнать хочет!

Валя — это тоже бездомная, «смотрящая» нашей паперти.

— Потому что оборзели совсем! — объясняет Валентина.— И палатку мою грозятся захватить! Говорят — их место! А ее мне мужик купил!

Да, была у нас история, как один дядька Вале купил четырехкомнатную палатку. В ней она и живет. А Юра с Машей все мечтали рейдерский захват совершить. По этой причине в палатке всегда дежурили Валины сторонники. А с бездомными супругами она периодически была в серьезных контрах.

— Живите дружно! — говорила я им всем.

Они кивали, но мириться явно не собирались…

«Зачем вам бомж?»

А потом Юра умер…

То, что он умер, бездомные скрывали и от меня. Я узнала об этом только после Машиной смерти. До этого я пыталась его найти.

Какое-то время назад ему стало плохо недалеко от места, где они побираются. Он потерял сознание, и его увезли в больницу. А потом кто-то из попрошаек вроде бы узнал, что Юра там и умер. Очень переживала Маша, другие бездомные… Я, собственно, тоже, не чужой же человек. И я решила его поискать.

Когда я позвонила в ту больницу, выяснилось, что никакого бездомного Юру к ним не привозили. А справочная скорой помощи никакую информацию посторонним людям не дает.

В итоге я оказалась в ОВД с рассказом о том, что пропал человек, и с заявлением. Правда, пришлось выдержать многозначительные взгляды сотрудников полиции и по мере возможности ответить на вопросы:

— А он вам кто?

— С какой целью интересуетесь?

— Зачем вам бомж?

— А вы сами, собственно, чем занимаетесь?

Но это все мелочи. Главное, что следователь заявление принял, тут же при мне пробил информацию и выяснил, что пьяного в драбадан Юру увезли вообще-то совсем в другую больницу. Не туда, где мы его искали. Он проспался, протрезвел и ушел. Куда — непонятно.

Я поехала к бездомным, все это рассказала. Маша, которая уже оплакивала его, повеселела. Ну и начали мы его ждать… А Юра все не приходил.

Потом в какой-то момент у Маши начали отниматься ноги.

— Это от переживаний, — сказала мне Валя. — Я ее к себе в палатку взяла. Дубленкой своей накрыла, пусть поспит…

«Кто-то ей сказал»

Тогда я привезла замерзающей Валентине, которая в мороз сидела в тонкой куртке, ватное одеяло. Нам как раз отдали.

И все вспоминала, как ругала она Машку с Юркой, за то, что они на ее палатку покушаются. С паперти прогнать грозилась. А случилась у Маши беда, первая же ей на помощь и пришла. Теплую одежду отдала. Сама сидела, мерзла…

Я наведывалась на паперть, узнавала про Юру. А его все не было. И попрошайки говорили, что не знают ничего.

Маша грустнела… Начала болеть. Валя предлагала ей поехать в приют, но та отказывалась. Однажды пришлось вызвать ей скорую помощь, но Машка в больницу ехать тоже не захотела…

— Лен! Вот, передай это мелкой своей, — в очередной раз сказала она мне и протянула пачку печенья. — Только сама не ешь! Это дочке твоей! Я так ее люблю!

Только голос был слаб. И не улыбалась она больше.

Через два дня я узнала, что Маша умерла…

Тогда-то одна из попрошаек, плача, рассказала мне, что Юра правда протрезвел и ушел из больницы. В полиции все правильно выяснили. Но через пару дней, как раз по пути к нашему храму, он действительно умер. То ли замерз, то ли удар какой хватил. Это видели бездомные и передали по сарафанному радио.

Но до Маши это известие не дошло. Жалели ее, берегли… И мне тоже ничего не говорили. Наверное, боялись, что я ляпну…

— Но кто-то ей сказал, — говорили мне бездомные. — Она ушла вон туда, под дом, легла и к утру умерла. Не захотела жить без своего Юры…

…А в ушах у меня так и стоит Машин голос. И вроде бы только вчера улыбался мне Юра. Много бездомных ушло на моих глазах. Кто от холода, кто от пьянства. Но я все не могу к этому привыкнуть. И чтобы так… Больно. Очень больно.

Поскольку вы здесь…

У нас есть небольшая просьба. Эту историю удалось рассказать благодаря поддержке читателей. Даже самое небольшое ежемесячное пожертвование помогает работать редакции и создавать важные материалы для людей.

Сейчас ваша помощь нужна как никогда.

ПОМОЧЬ

Наши читатели уже 18 лет поддерживают «Правмир». Благодаря этому вышел материал, который сейчас перед Вами.

И поскольку Вы здесь, у нас есть небольшая просьба: подпишитесь на посильное регулярное пожертвование. Даже маленький вклад — это возможность и дальше рассказывать о том, что важно для каждого человека.

Поддержите «Правмир» сейчас.

ПОДДЕРЖАТЬ

Спасибо, что дочитали до конца! Наши корреспонденты, фотографы и редакторы работают благодаря поддержке наших читателей.

«Правмир» 18 лет рассказывает о людях и проблемах, которые волнуют каждого из нас. Даже небольшое регулярное пожертвование — это новые истории, которые помогают людям.

Сейчас ваша помощь особенно нужна.

ПОМОЧЬ

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.